Екатерина Копылова: «Национальное кино должно иметь свой почерк»

Глава Государственной службы кинематографии – об итогах первого года службы, копродукции, конкурсе проектов и симпатии к французским фильмам

«Польский опыт развития кинематографа наиболее приемлем для Украины» 

– Екатерина, прошел год с небольшим с тех пор, как вы вступили в хлопотную должность главы Государственной службы кинематографии при Министерстве культуры и туризма Украины. Что изменилось за это время во вверенной вам отрасли, кроме названия подразделения – Государственное агентство Украины по вопросам кино? Чем можете похвастаться, иными словами?

– Прежде всего, измененным подходом в построении отношений в отрасли. Если раньше мы наблюдали тихую заводь в украинском кинопроизводстве, то за последний год конструктивно изучили наработки европейских, российских, балтийских, грузинских коллег и поняли, что необходимо делать, чтобы в нашей стране развивался самобытный кинематограф с «лица необщим выраженьем». Более того, сегодня мы нашли тот единственно верный путь, по которому и будем двигаться. В чем он заключается? Год назад была заявлена позиция государственного протекционизма по отношению к отрасли. Стало понятно, что качественное кино необходимо нашей стране. Благодаря этому решению уже достигнуты определенные договоренности с другими министерствами, проведены важные переговоры, которые, несомненно, помогут поднять национальный кинематограф на соответствующий уровень. Я уже неоднократно говорила, что преференции для кино, которые были прописаны в законе «О кинематографии» и нашли отражение в Налоговом кодексе, начали действовать с 1 января нынешнего года. Как пример – отсутствие налога на добавочную стоимость: он снят до 2016 года со всей отрасли – от кинопроизводства до демонстрации фильмов в кинотеатрах. Данный факт облегчит работу продюсеров, поскольку, грамотно пользуясь новым Налоговым кодексом, можно реально удешевить производство проектов. По «Программе создания и распространения национальных фильмов» финансирование кинематографа на 2011 год составляет 111 миллионов гривен. Часть этих денег будет направлена на погашение старых долгов по контрактам предыдущих лет…

– Сумма, как я понимаю, немаленькая?

– Порядка 60 миллионов гривен. Было принято решение закончить проекты, доставшиеся нам в наследство и находящиеся в процессе производства. Но наша главная задача сегодня – получить национальное кино, которое не ляжет на полку, а дойдет до зрителя.

– Опыт какой успешной кинематографической державы наиболее приемлем для Украины?

– По моему субъективному мнению – польский. Он так же, как и многие другие, был выстроен на базе уникального французского опыта, где работает самая давняя система государственного протекционизма, ведущая отсчет с 1946 года. Кто-то сейчас, наверное, иронизирует, мол, чтобы украинские фильмы достигли уровня кинопродукции Франции, нужны, по простым подсчетам, лет 70. Однако поляки провели реформы в кинематографе 6 лет назад, и сегодня в их кинотеатрах демонстрируется около 30 процентов картин собственного производства. А самое главное – на них ходит зритель! Это своеобразная революция в кино Польши! Вот и наша цель – добиться аналогичных результатов. Секрет успеха поляков прост: бюджет кинематографа пополняется отчислениями из отрасли – на ее же развитие. Поясню: предположим, в кинотеатрах успешно прошел некий американский блокбастер. 1,5 процента от сбора перечисляются на развитие национального кино (у французов, к слову, эта цифра гораздо больше). Думаю, что такой опыт – прозрачный, разумный – наиболее приемлем для Украины. В настоящие время мы работаем над сводом законов, пытаясь четко определить, где можем реально взять деньги для развития национального кино. Это главная задача. Кроме того, весной мы подписали украино-французский договор о совместном производстве фильмов.

«Дело чести любого государства финансировать режиссерские дебюты»

– Поводом для этого стал успех на Каннском кинофестивале короткометражки Марины Вроды «Кросс»?

– Эти два события произошли параллельно. Именно в Каннах был подписан правительственный договор между Украиной и Францией о сотрудничестве в сфере кинопроизводства, а через неделю Врода получила «Золотую пальмовую ветвь», доказав, что украинское кино существует. В настоящее время мы тесно сотрудничаем с посольством Франции и Французским культурным центром, договор подан на ратификацию в Верховную Раду Украины. Хочу добавить, что в рамках Европейской конвенции о совместном кинопроизводстве Украина может работать с другими европейскими странами в двустороннем порядке, что было невозможно с Францией, которая при производстве копродукции вступает со всеми партнерами только в трехсторонние отношения. А договор, подписанный в Каннах, дает возможность прямого – двустороннего сотрудничества.

Скажу больше: в настоящее время мы занимаемся разработкой подобных соглашений с Марокко, Аргентиной, Россией, Грузией. Кроме того, сейчас в Украине проходит конкурс кинопроектов. Не сценариев, как раньше, а полноценных кинопроектов в соответствии с имеющейся европейской практикой, что подразумевает подачу определенного пакета документов, отражающих режиссерское и продюсерское видение, маркетинговую стратегию, и других материалов, позволяющих оценить проект в целом. Причем одно из требований к предоставляемым заявкам – мы должны быть уверены, что снятый фильм будет востребован украинским зрителем. Хочу подчеркнуть, что полностью изменен состав экспертной комиссии. Эксперты – люди компетентные, профессиональные и, самое главное, неравнодушные к будущему национального кино.

– Мы много (и не только с вами – в прессе, на телевидении) говорим о возрождении украинского кино. Однако анализ фильмов последних лет свидетельствует, что практически все значимые работы – копродукция. Можно ли считать успешные картины этой категории национальными достижениями и как вы лично относитесь к совместному производству?

– Вернусь к разговору о векторах развития национального кинематографа. Для себя я четко выделяю следующие. Первый и безусловный – создание жанрового украинского кино. Но для того, чтобы снимать яркие аутентичные фильмы, необходимо вырастить новое поколение кинематографистов.

– Каким образом?

– Я считаю, что дело чести любого государства – финансировать режиссерские дебюты. Дать возможность молодым, умным, талантливым ребятам снять оригинальные проекты. Затем проанализировать фильмы, отобрать лучшие работы, может быть, отправить авторов подучиться за границу… И через какое-то время в Украине сформируется новый профессиональный клан способных, грамотных, ярких кинематографистов. Иначе успеха ждать не приходится. Мы вынуждены констатировать, что 20 лет выпали из истории украинского кинематографа – мы потеряли целое поколение. И чтобы исправить ситуацию, нужно приложить ум, силы, старания и воспитать новую генерацию режиссеров, операторов, драматургов, актеров.

– Для того чтобы «доверить, проанализировать, отобрать лучших, подучить», нужно, как минимум, преподать претендентам на «надежду национального кинематографа» азы ремесла. Этим во всем мире занимаются профессиональные киношколы. Однако, по мнению мэтров украинского кино (например, Романа Балаяна, Ады Роговцевой), в настоящее время в Украине не сохранилось ни актерской, ни режиссерской традиций. Не уйдут ли деньги, вложенные в потенциальные шедевры, в песок?

– Выпускники Киевского национального университета театра, кино и телевидения имени Карпенко-Карого худо-бедно, но базовую профессиональную подготовку получают. Есть ли у меня лично претензии к этому образованию? Да, есть. Потому считаю: следует серьезно задуматься над реорганизацией системы кинообразования в стране в целом, вплоть до создания отдельного киноинститута. Но это тема для большого разговора, а для начала не помешало бы создание, скажем, высших курсов, где молодые кинематографисты могли бы приобрести более детальные знания, научиться нюансам и секретам профессии у признанных мастеров кинематографа, многие из которых живут, увы, за границей. Потому, подписывая тот же украино-французский договор о сотрудничестве, мы особое внимание обратили на статью, позволяющую Украине принимать участие в образовательных программах по кинематографу. Иными словами, иметь возможность посылать молодежь на учебу во Францию. Многие уже и сегодня учатся за границей, но прилагают для достижения цели порой нечеловеческие усилия. Задача государства – максимально облегчить этот путь.

– Вспоминаются аншлаги на мастер-классах Отара Иоселиани, Джона Малковича, Вадима Перельмана, Валерия Тодоровского, Сергея Соловьева на недавно прошедшем Одесском международном кинофестивале. И последующие восторженные отзывы слушателей Летней школы: мол, два часа общения с мэтрами стоят семестра обучения…

– Несомненно, одной из составляющих международных фестивалей должны быть мастер-классы известных кинематографистов. Что не отменяет практику их проведения на кинофакультете в университете имени Карпенко-Карого.

«Копродукция – трамплин для совершенствования ремесла молодых кинематографистов»

– Если можно, конкретизируйте: сколько и какие фильмы находятся в производстве в 2011-2012 годах? Можем ли мы прогнозировать успех какой-либо будущей работы на киносмотрах или в кинозалах?

– По «Программе создания и распространения национальных фильмов», которая была сформирована в 2007-2009 годах, в производстве находятся игровые полнометражные картины Михаила Ильенко «Тоткоторыйпрошелсквозьогонь» и Валентина Васяновича «Играете ли вы в шахматы», анимационный сериал «Моя країна – Україна» и полный метр анимации – «Хто боїться дядечка Бабая», несколько документальных лент на студиях «Укрхроника» и «Кинематека». Новую программу еще не формировали, поскольку, как я уже говорила, в настоящий момент проходит конкурс проектов. Он завершится в конце августа – начале сентября, и тогда можно будет четко ответить, какие фильмы и каких режиссеров будут запущены в производство, что из этих картин – копродукция, а что – 100%-й национальный продукт. Последних, думаю, окажется немного. Хотя следует понимать, что 100%-но украинский фильм не обязательно финансируется лишь государством. В национальный продукт могут вливаться и частные вложения украинских инвесторов. Хочу отметить, что на рассмотрение экспертной комиссии было предоставлено 38 проектов, рассчитывающих на производство полнометражных картин. Среди них есть и весьма любопытные.

– Не давая оценок, можете сказать, кто из кинематографистов принимает участие в конкурсе?

– Если говорить о молодежи и копродукции, следует отметить Дашу Онищенко, которая после нашего университета получила образование в Германии и сейчас живет там. Но она гражданка Украины, потому принимает участие в конкурсе на законных основаниях. Работа Даши «Тот же путь» – копродукция Германии, Сербии и Украины. Претендует на дебют в полном метре Вика Трофименко (ее проект «Брати» – копродукция со Швецией).

– А из режиссеров, уже имеющих имя?

– Есть заявки от Киры Муратовой, Сергея Маслобойщикова, Александра Итыгилова, Леся Санина, Романа Ширмана. Национальная киностудия имени Довженко представляет проекты Александра Столярова, Виктора Греся.

Потому, возвращаясь к началу нашего разговора: к копродукции я отношусь очень хорошо. Это еще один вектор развития кинематографа в нашей стране. Важная составляющая украинского кино, как и европейского, – это, в частности, и копродакшн.

– Соглашаясь с вами безоговорочно, хочу, тем не менее, прояснить ситуацию: одно дело, когда автор фильма, предположим, Сергей Лозница. Он хоть и живет сейчас за границей, корнями из Украины, первые профессиональные шаги делал здесь. И есть разница, если режиссер картины, снятой как копродукция, Александр Миндадзе. Ваше отношение к дилемме, когда мы называем проект украинским, хотя от нашей страны в нем лишь некая сумма денег, а режиссер, оператор, актеры никакого отношения к Украине не имеют?

– К подобным ситуациям я отношусь двояко. Однако убеждена, что при определении принадлежности фильма, снятого в копродукции, важна не столько личность режиссера, сколько национальная составляющая картины. Что это такое? Возьмем уже упомянутую ленту «В субботу» Александра Миндадзе. Первое: события рассказанной истории происходят в Чернобыле – это трагедия нашей страны. Кроме российских артистов в проекте задействованы актеры украинских театров. Это второе. И третий аргумент для национальной составляющей: продюсерская компания – украинская, один из сопродюсеров фильма – киевлянин Олег Кохан.

– Да и второй продюсер, если разобраться, имеет отношение к Украине…

– Да, второй продюсер, наш земляк Александр Роднянский, работающий и живущий в настоящее время в Российской Федерации. Вокруг картины много споров по поводу национальной составляющей и, чтобы в дальнейшем подобных вопросов не возникало, считаю необходимым разработать таблицу, опираясь опять же на опыт французов, по которой будет несложно определить, национальное кино или нет. В этой таблице существует 100-бальная шкала, и каждая позиция во время производства фильма оценивается в определенное количество баллов. Если картина набирает 25 баллов из 100, она считается национальным продуктом Франции.

– Честно говоря, пример, который вы привели, наводит на мысль, что все будущие национальные фильмы должны иметь социальную, политическую или исторические привязки. Но, во-первых, не факт, что эти картины окажутся талантливыми. Даже предполагаю обратное – украинское кино уже проходило аналогичные этапы. А во-вторых: как же быть с темами, которые не замахиваются на глобальность, но говорят о простых и вечных истинах – жизни и смерти, великодушии и предательстве, любви, ненависти, отношениях между полами? Как определить, есть в них украинская составляющая или нет? Чтобы не нагнетать пафоса, поясню вопрос. За последнее время на меня произвел огромное впечатление фильм Андрея Звягинцева «Елена». Съемочная группа, актеры, продюсер – российские. Все правильно, вроде бы. Но рассказанная история могла произойти в каком угодно городе, в любой стране, с людьми из самых разных социальных слоев. Да и сам режиссер декларирует, что он исследует не поведение конкретного человека, а архетипы. Можно ли считать подобное кино национальным продуктом?

– Украина – европейская страна. И ценности у всех людей одинаковые – те, что вы перечислили. Европа замечательно снимает подобные истории в копродукции. Наша страна ратифицировала европейскую конвенцию о совместном производстве фильмов и как полноправный ее член может принимать участие в таких проектах. Естественно, мы будем только приветствовать копродукцию на понятные человеку любой национальности темы. О национальной принадлежности и ее определении мы уже говорили, хочу добавить, что стране интересны съемки на территории Украины, присутствие наших специалистов в съемочной группе, привлечение украинских артистов для работы в проекте. Перечисленные условия предполагают повышение профессиональной квалификации молодых кинематографистов, развитие киноиндустрии в стране. Копродукция создает для этого самые благоприятные условия.

«Участники конкурса проектов не понимают разницы между документальным кино и телепередачей»

– Недавно украинское киносообщество с эйфорией восприняло победу Марины Вроды с короткометражкой «Кросс» на Каннском фестивале. К сожалению, мне ее работа представляется достаточно уязвимой сценарно, со случайными жанровыми съемками, не выстроенной ритмично и так далее. Это моя личная точка зрения. Однако ни для кого не секрет, что победы на фестивалях бывают разные и случайные. Судьба Игоря Стрембицкого, получившего несколько лет назад аналогичный аванс в тех же Каннах, пример тому. Предполагаю, что победительнице престижного кинофестиваля будет уделено особое внимание при выделении государственного финансирования на новый проект. Правомерно ли это?

– Наверное, мне не очень этично говорить о творческой составляющей фильма Марины – победителей не судят. Каннский фестиваль – форум номер один в мире, и если его жюри отметило работу Вроды, зачем мы будем это обсуждать? Спасибо. Приятное событие. Будущее Марины теперь зависит только от целеустремленности и желания этой молодой девочки профессионально развиваться. Действительно, у Игоря Стрембицкого была возможность реализоваться. Он ею не воспользовался. Очевидно, просто не хватило силы духа и бойцовского характера. С Мариной мы разговаривали после ее возвращения из Канн – ее новый проект на стадии разработки и примет участие в одном из последующих конкурсов на соискание господдержки. У Вроды есть и продюсер с французской стороны. А если ее заявка окажется яркой и талантливой, мы с удовольствием профинансируем новый фильм Вроды в рамках государственной программы.

– А какова судьба неигрового кино в нашей стране? Документальных проектов как вида искусства, а не телевизионных программ (зачастую, даже качественных), которые сегодня безграмотно именуют документальными фильмами?

– На сегодняшнем заседании экспертного совета мы как раз обсуждали этот вопрос – что документальное кино как вид искусства кардинально отличается от телекино, в основе которого лежит реальный факт. Говорили о том, какими должны быть неигровые фильмы, чтобы демонстрировать их в кинотеатрах. В Европе подобные кинозалы давно и успешно существуют. Но вот школу документального кино еще нужно поднимать и поднимать.

– Опять же загвоздка в потере традиций. Несколько десятилетий тому в Украине существовала признанная не только в бывшем СССР, но и во всем мире студия «Киевнаучфильм», на которой снимали маленькие шедевры мастера этого вида кинематографа. Феликс Соболев, Виктор Олендер, Сергей Лосев, Альмар Серебренников. Позднее – Андрей Загданский, Александр Роднянский, Анатолий Борсюк, Роман Ширман и другие. Крепкие профессионалы работали и на Украинской студии хроникально-документальных фильмов – Сергей Буковский, Анатолий Сырых, Владимир Оселедчик, Юрий Терещенко, Мурат Мамедов, Владимир Пика, Владимир Кукоренчук. Все это кануло в Лету. И как выплыть оттуда, по-моему, никто не знает.

– Ситуация именно такова. Кого-то уже нет, кто-то уехал за границу, другие работают на телевидении с начала 90-х, некоторые и вовсе поменяли профессию. Былая слава школы документального фильма Украины превратилась в архивы и легенды. А жаль. Однако все-таки уже несколько лет существует хороший международный кинофестиваль Docudays, посещая который и анализируя конкурсные работы можно понять, что неигровое кино – искусство. К сожалению, добрая половина авторов документальных проектов, которые поданы на конкурс, просто не видят разницы между фильмом и телепередачей. Чтобы никто не обижался, по завершении конкурса мы проведем семинар, на котором объясним претендентам, почему они не выдержали испытание. К сожалению, предполагаю, что с производством документального кино у нас еще будет немало сложностей.

«Дубляж мы делаем не хуже российских коллег»

– Екатерина Александровна, у меня от моих коллег из «Телекритики» есть к вам несколько вопросов, возникших во время различных совещаний и пресс-конференций, на которые, если возможно, они хотели бы получить ответы.

– Буду рада.

– Итак, какие фильмы из 89, запланированных по программе госзаказа на 2009-2011 годы, снимаются в настоящее время на Национальной киностудии имени Довженко?

– Откуда возникла цифра 89, не знаю. В «Программе создания и распространения национальных фильмов» присутствуют фильмы, контракты на производство которых были заключены в предыдущие годы. Значит, государство взяло на себя обязательства по финансированию данных проектов. И их производство будет завершено. Но число фильмов – ни в коем случае не 89, это элементарная провокация. Государственное Агентство Украины по вопросам кино унаследовало программу производства, которая была раздута, как мыльный пузырь. Там фигурировала масса проектов, якобы прошедших экспертную комиссию, но лишь на стадии сценария, а то и сценарной заявки. Никаких договоров с этими авторами не существовало. В настоящий момент на Национальной киностудии имени Довженко в производстве находится игровой полнометражный фильм «Мама, я летчика люблю». Судьба проекта сложная – трижды менялся режиссер, последним, несколько лет назад, был Александр Игнатуша, но он также покинул проект. В настоящий момент ведутся переговоры с новым претендентом. В производстве также игровой дебют – короткий метр «Гайдамака». Ведутся работы согласно договору о реставрации украинской киноклассики.

– Как была израсходована часть госбюджета, отпущенная на фильмы, которые стояли в запуске в 2010 году? Куда потрачены деньги?

– Это не тайна: финансирование 2010 года составляло 24 миллиона гривен и было направлено на погашение долгов по ранее заключенным контрактам, на финансирование работ по производству фильмов (в том числе анимационных), которые находились в стадии завершения и стадии съемочного периода, на оплату работ по реставрации наследия Ивана Миколайчука и Юрия Ильенко, а также на производство художественного фильма «В субботу», который был приурочен к 25-й годовщине Чернобыльской трагедии.

– Какая фирма занималась реставрацией студенческой короткометражки художественного руководителя студии «Дебют» Виктора Греся? Каковы перспективы возврата денег – окупаемости проведенных работ? Кто принимал решение о необходимости реставрации и лимите отпущенных средств?

– Для того чтобы говорить о возврате средств, нужно иметь развитую киноиндустрию и понимать, что даже в Европе, например, по статистике лишь один из шести фильмов покрывает расходы, потраченные на его создание. Сегодня, в первую очередь, необходимо думать, как сделать кинопроизводство конкурентоспособным. А решение о реставрации короткометражки Виктора Греся было принято Министерством культуры и туризма.

– Игра стоила свеч?

– Если представить, что в настоящее время в Украине дебютные фильмы были бы такого качества, наша страна считалась бы благополучной кинематографической державой. Дебютная короткометражка Греся – настоящее кино. И реставрировали ее к годовщине Великой Отечественной войны.

– Каким именно фирмам сдается в аренду территория и оборудование Национальной киностудии имени Довженко?

– Думаю, этот вопрос следует все-таки адресовать директору киностудии Игорю Ставчанскому.

– 1 января 2011 года вступил в силу закон о том, что все копии фильмов должны быть напечатаны и продублированы в Украине. Он соблюдается сегодня?

– В соответствии с законом все фильмы сегодня дублируются на территории Украины и не только на украинский язык, но и на русский (при этом обязательно субтитруются по-украински). Таким образом, мы защищаем свой рынок, предоставляем работу актерам, режиссерам, редакторам, звукорежиссерам. И должна сказать, дубляж мы делаем не хуже российских коллег. Тиражирование цифровых фильмокопий также происходит на территории Украины. Предприятие «Кинолаборатория» проходит тестовый режим, устраняются технологические проблемы, мешающие его полноценному функционированию. Так что закон соблюдается.

«Хочется, чтобы украинское кино было похоже на тонкие французские фильмы»

– Хочется завершить наш разговор на менее деловой ноте. Если абстрагироваться от того, что Екатерина Копылова – чиновник, какие фильмы импонируют ей как простому зрителю? Картины какого жанра, какой страны хотела бы она чаще видеть на экранах кинотеатров (во всяком случае, пока его не заполонила украинская продукция)?

– (Смеется) Честно говоря, я немного опасаюсь подобных вопросов!

– Почему?

– Потому что люблю французское кино!

– У вас замечательный вкус – теперь ясна и причина, по которой на Одесском кинофестивале вы так рвались на просмотры «Французской панорамы».

– Мне нравится то, что сегодня делают поляки. На Одесском форуме в конкурсе была интересная работа режиссера из Финляндии Доме Карукоски «Герои полярного круга». Является ли она финской историей? Да. В этой симпатичной, смешной и трогательной ленте, без сомнения, присутствует национальный идентификатор. Он неуловимый, но он – во всем. Вот я и хочу, чтобы украинское кино стало таким, чтобы наш характер чувствовался в каждой картине, снятой на Украине. Это не казаки, шаровары и сабли, не затертые исторические сюжеты и дешево костюмированные драмы. Национальное кино должно иметь свой почерк, проявляться в нюансах, свойственных именно нашей – красивой, певучей, щедрой, остроумной и немного хитроватой – нации. Мне было бы приятно, если бы новые украинские фильмы по своей составляющей походили и на тонкое, трогательное французское кино.

 Источник: „Телекритика“

Advertisements

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s