9:1 в пользу Второго Одесского

С 15 по 23 июля сего года прошел Второй Одесский международный кинофестиваль. В прошлом году новый форум ярко заявил о себе, что, однако, еще не было гарантией проведения следующего феста. У кинематографистов существует устоявшееся мнение: даже блестящий дебют – режиссера ли, актера – еще не константа профессиональной состоятельности. Второй «подход к снаряду» решает судьбу кинематографиста: имя уже на слуху, есть пусть и небольшой, но опыт, и на сей раз он может либо доказать, что не зря вступил в эту воду, либо… о нем вскоре перестанут упоминать в ближнем круге. А уж про зрителей и говорить нечего.Послесловие к Одесскому международному кинофестивалю от спецкора ТК и члена жюри кинокритиков

По аналогичным критериям, несомненно, можно оценивать и такое событие, как кинофестиваль, ибо после эйфории удачного старта многие форумы через годок-другой впадали в кому. И уже не выходили из нее.

1. Второй ОМКФ открылся в час, назначенный (еще в прошедшем году!) президентом кинофестиваля Викторией Тигипко. 15 июля в легендарный Одесский оперный театр по красной дорожке прошли обещанные зрителям звезды мирового, российского и отечественного кино. Среди них – оскароносец Джон Малкович; наш соотечественник, ныне известный американский режиссер Вадим Перельман; председатель международного жюри фестиваля польский актер и режиссер, запавший в души еще советским зрителям по роли американского киллера в фильме «Дежавю», Ежи Штур; потомки великого Жоржа Мельеса – Мари-Элен и Лоранс Лерисси, генеральный секретарь Международной федерации кинокритиков (ФИПРЕССИ) Клаус Эдер; гордость грузинского кино, в настоящее время живущий во Франции, Отар Иоселиани; португальская актриса, режиссер, певица, героиня фильмов Тарантино и Филиппа Кауфмана Мария де Медейруш. Российские кинематографисты первого эшелона – Никита Михалков, Сергей Соловьев, Валерий Тодоровский, Сергей Члиянц. Украинские знаменитости – Ада Роговцева, Владимир Горянский, Михаил Жванецкий, Борис Бурда, Георгий Делиев, Борис Барский. Десант именитых политиков и чиновников: Сергей Тигипко, Эдуард Матвейчук, Сергей Кивалов, Екатерина Копылова.

Пока шумная одесская публика обсуждала наряды, спутниц (и сопровождающих) звезд, на церемонии открытия кинофестиваля уже раздавали первые награды. Никита Михалков удостоился приза «Золотой Дюк» за вклад в киноискусство, который ему вручил сам Джон Малкович. Любопытно, что эта ситуация в зеркальном отражении повторила картинку буквально трехнедельной давности: на Московском международном кинофестивале сам Михалков из рук в руки передал аналогичную награду Малковичу. Над ситуацией пошутили. Никита Сергеевич, назвав «язвой телевидения» ведущего церемонии Александра Гордона, высказал изумление, как в столь неатлетическом теле уживается мощный баритон, свидетелем чего он стал накануне во время перелета на фестиваль. Зал возжелал подтверждения – рулевой «Закрытого показа» с удовольствием доказал правомерность слов Михалкова, в свою очередь, поразившись факту, что поет под сводами знаменитой Одесской оперы. Соведущая Александра Гордона Маша Ефросинина мило подыгрывала партнеру. Было весело, как и должно в этом городе, и, слава Господи, не пошло. В отличие от прошлого года. Тогдашние ошибки команда фестиваля исправила.

А затем начался фильм открытия – «Артист». Стильная черно-белая французская ретрокомедия Мишеля Азанавичуса, за исполнение главной роли в которой Жан Дюжорден получил приз «за лучшую мужскую роль» на недавно прошедшем Каннском кинофестивале. Сложно придумать лучшую картину для открытия форума: основным требованием к лентам, демонстрирующимся на котором, является «концептуальное чувство юмора». Вероятно, стоило бы остановиться на изящной, филигранной работе Азанавичуса более подробно, но из весьма авторитетных источников просочилась весть, что украинские зрители смогут увидеть «Артиста» в ближайшие месяцы на экранах кинотеатров.

2. В прошедшем году эмоциональным потрясением для гостей и участников ОМКФ стала демонстрация картины «Броненосец „Потемкин“» на знаменитой одноименной лестнице под сопровождение живого симфонического оркестра. Придумал это действо одессит Роман Топилов. В нынешнем году особого события на Потемкинской уже с нетерпением ожидали. На сей раз организаторы презентовали самый дорогой в истории немого кино фильм 1927 года «Метрополис» австрийско-американского режиссера Фрица Ланга. Причем, его первоначальную копию: в 2008 году были найдены чудом уцелевшие фрагменты, считавшиеся навсегда потерянными.

Как водится, я несколько перепутала время и припоздала к началу показа. На считанные минуты. С трудом пробившись к VIP-зоне, убедилась, что мое место уже занято более расторопными участниками фестиваля, и приземлилась, где сумела – на лестничных ступеньках. Чему несказанно рада. Поясню: действие «Метрополиса» (простите за намеренную примитивность изложения сюжета – речь пойдет не о достоинствах ленты, а совсем об ином) происходит в огромном футуристическом городе, который разделен на две части: в одной процветают «хозяева жизни», в другой прозябает рабочий класс. Сын одного из правителей влюбляется в девушку-прорицательницу из низшего сословия. Коварный ученый заманивает ее в свою лабораторию и, говоря современным языком, клонирует «добрую фею». Ее копия – носитель зла – подбивает верящих «оригиналу» рабочих на войну с машинами, в результате чего разрушена дамба и город начинает погружаться под воду…

В этот момент по коже у меня поползли мурашки: когда вода с экрана стала наступать на зрителя, я расширила угол зрения и увидела море по обе стороны белого полотна (из VIP-зоны, расположенной на ровной площадке, эта перспектива не просматривается) – было абсолютно реальное ощущение, что стихия через 80 с лишним лет может накрыть и нас, сидящих на Потемкинской лестнице… А автомобили, курсирующие по шоссе в кадре, непостижимым образом выезжали на подсвеченную в ночное время голубыми огнями трассу, ведущую из морвокзала в Одессу. Эмоции, должна признать, фантастические! Магия совмещения гениальной ленты Ланга, прекрасной живой музыки и места показа «Метрополиса» заворожила не только меня. Не знаю, сколько тысяч зрителей собралось на Потемкинской лестнице (что характерно, в основном, это была молодежь), но никто не уходил до конца сеанса! А фильм, напоминаю, немой, длится два с половиной часа – непростое испытание даже для подготовленного киномана! Мораль сей саги такова: очевидно, не только третьесортные американские боевики, «5 минут до метро» и «Дом-2» – единственно востребованный сегодня визуальный продукт…

3. Церемония открытия Второго ОМКФ началась с демонстрации фрагментов эксклюзивных фильмов Жоржа Мельеса. В нынешнем году просвещенный мир празднует 150-летие со дня рождения этой удивительной личности в истории мирового кино. Между 1896 и 1913 годами он снял более 520 фильмов как режиссер, продюсер и дистрибутор, в большинстве из них играл как актер. Мельес первым стал использовать кинокамеру для постановочных целей и изобрел множество трюков, лежащих в основе современных спецэффектов. Согласитесь: это достойный эпиграф к церемонии открытия молодого амбициозного кинофестиваля и очередное напоминание о безупречном вкусе арт-директора ОМКФ Алика Шпилюка. А когда на сцену вышли прямые потомки Мельеса – его правнучка Мари-Элен и праправнук Лоранс Лерисси – зал взорвался аплодисментами. Овации удвоились после того, как погас экран – фильмы Жоржа Мельеса сопровождались пианистическими импровизациями и мелодекламацией в исполнении Лерисси! Но и это еще не все – через несколько дней на Ланжероновском спуске состоялся показ эксклюзивных фильмов Жоржа Мельеса. Также в оригинальном живом звуковом сопровождении его правнучки и праправнука. В нынешнем году эта уютная площадка – уменьшенный аналог Потемкинской лестницы – использовалась впервые, и очень полюбилась и участникам фестиваля, и гостям города. Подумайте сами: какое удовольствие, сидя теплым южным вечером на Ланжероновском спуске, наслаждаться, например, игрой Джона Малковича в смотренной-пересмотренной, но от этого не менее любимой картине «Быть Стэнли Кубриком». А если еще и в присутствии самого Малковича!

4. Когда я впервые попала на Карловарский кинофестиваль, была буквально очарована простотой идеи палаточного городка для студентов киновузов и синефилов, который выстраивается неподалеку от фестивального центра много лет подряд. Летняя киношкола ОКМФ – родственник чешского поселения, и на нынешнем фестивале мои коллеги порой завидовали ее учащимся (назовем их так). Нередко аккредитованные журналисты не могли посетить мастер-классы мэтров российского и мирового кинематографа. По простой причине – из-за отсутствия мест в зале «U-cinema» на Одесской киностудии. Приоритет там отдается членам Летней киношколы, и только в нынешнем году они встретились с Джоном Малковичем, Александром Миттой, Наной Джоржадзе, Вадимом Перельманом, Валерием Тодоровским, Отаром Иоселиани, Марией де Медейруш, Марком Тревисом, Сергеем Соловьевым, Филом Паркером и другими асами в кинопрофессиях.

5. Три дня при фестивале работал кинорынок. Встречались украинские прокатчики, производители оборудования, операторы кинотеатров и букеры. Подробностей не знаю – журналисты чужие на этом празднике жизни. Однако понимаю: событие важнейшее – от того, кто с кем, как и за сколько договорится – нам смотреть либо «Гавра» Аки Каурисмяки, «Меланхолию» Ларса фон Триера и «Полночь в Париже» Вуди Аллена, либо… Пожалуй, промолчу – не хочется никого обижать. Во всяком случае, сегодня.

6. Замысловатое слово «питчинг». Также проводился впервые. К главе государственного Агентства по вопросам кино Екатерине Копыловой перед мероприятием подходили некоторые смелые журналисты и интересовались, что оно означает. Она объясняла. Стеснительным (кто до сих пор не догадывается, что это за «зверь») попытаюсь донести смысл я: «питчинг» – защита проекта. По-нашему, по-простому. Так вот, на питчинге было представлено 10 проектов. Среди соискателей оказались, в частности, Вера Яковенко, Владимир Тихий, Мирослав Слабошпицкий. Победила Вера – с проектом «Аутсайдер». В придачу к признанию опытных экспертов девушка получила 25 000 гривен из рук генерального директора UDP Валерия Кодецкого. Талантливые и амбициозные! Делайте выводы.

7. Лично для меня: плюс в пользу ОМКФ – приглашение в жюри украинской кинокритики. С одной стороны, вроде, головная боль: хочешь – не хочешь, смотри всю конкурсную программу. Даже если фильм не нравится, а в это время в соседнем зале идет давно ожидаемая картина из любимой «Французской панорамы»! А с другой – тебе и карты в руки – для интересующихся могу прокомментировать призовое кино. И не только. Что на днях и сделаю для ТК.

Кроме того, это возможность более близкого знакомства с членами параллельных жюри, именитыми гостями. Чем, конечно, я также воспользовалась – а потому читайте в ближайшее время на сайте «Телекритика» эксклюзивные интервью с генеральным секретарем ФИПРЕССИ Клаусом Эдером и председателем международного жюри фестиваля Ежи Штуром.

8. На Одесский кинофестиваль можно было приехать только ради одной «Пины» Вима Вендерса. Его героиня – талантливейший хореограф конца ХХ века Пина Бауш. Героиня и режиссер познакомились в немецком городке Вуппертале в начале 70-х прошлого века. С тех пор дружили. С того момента Вендерс мечтал снять фильм с танцами Пины. Три года назад он увидел «U2 3D» и, по его собственным словам, тотчас понял, что новая технология идеально подойдет для воспроизведения на экране уникального танца Пины Бауш. «В случае с ней недостаточно сидеть даже в партере, необходимо нырять на сцену вперед головой», – это цитата то ли самого Вендерса, то ли автора фестивальной газеты «Первый ряд». Не знаю, но сказано точно.

Сама Пина до съемок не дожила. Но остались ее труппа и постановки, а теперь еще и кино Вима Вендерса, которое непременно следует посмотреть. Кстати, премьера «Пины» в Киеве – уже в сентябре нынешнего года.

9. И, наконец, сама Одесса – «жемчужина у моря»! Честно говоря, данный аргумент я бы поставила на первую позицию, поскольку этот город уникален сам по себе. И не только богатой историей, роскошной архитектурой и колоритным одесским языком. Но и давним романом с кино. И потому, вне всякого сомнения, Одесский международный кинофестиваль должен пустить корни в этом городе, который и сам нуждается в празднике киноискусства. Обратной дороги нет.

Однако….

Написала – и сразу вспомнила чисто женскую недобрую фразу: «Я не ханжа, но…» Да, да! Вы меня правильно поняли. В моем случае практически то же самое: придется все-таки добавить ложечку дегтя в бочку меда. Однако ничего личного – истины ради.

Рубрика «Украинская лаборатория» – любимая у фестивальной команды. Во всяком случае, эта мысль впечатана в каталог форума. Оно и понятно: очень хочется, чтобы в цветистой кинопалитре ОМКФ были и мощные «жовто-блакитні» мазки. Насколько я слышала, поначалу «Украинская лаборатория» планировалась как смотр национального кино. Попытка познакомить именитых и влиятельных гостей фестиваля с талантливыми, перспективными и подающими надежду представителями отечественного кинематографа. И наоборот. Помочь наладить диалог между ними. Позднее решили проводить конкурс. И ежегодно вручать специальный приз имени Николая Шустова «За лучший украинский фильм».

В состязании приняли участие ленты: «Двое» (режиссер – Анатолий Матешко), «Мелодия для шарманки» Киры Муратовой, «Счастье мое» (режиссер – Сергей Лозница), «В субботу» Александра Миндадзе и альманах «Влюбленные в Киев» (режиссеры – Валерий Бебко, Олег Борщевский, Денис Гамзинов, Ольга Гибелинда, Артем Семакин, Тарас Ткаченко, Илья Власов, Андрей Рожен).

Конкурс судили: российский продюсер Сергей Члиянц, его французская коллега Вирджини Девеза и председатель правления Одесского коньячного завода (ТМ «Шустов») Дмитрий Шолудько. Позднее к ним присоединилась грузинский режиссер Нана Джорджадзе.

Эта уважаемая команда присудила приз имени Николая Шустова короткометражке «Собачий вальс» режиссера Тараса Ткаченко из альманаха «Влюбленные в Киев», аргументировав свое решение желанием дать шанс молодым.

Против вердикта судей ничего не имею, тем более что и альманаха-то еще не видела. Более информированные коллеги искренне радовались «за Тарасика». А мне стало грустно: убеждена – подобное состязание, как минимум, некорректно. Разве что новоиспеченный призер – украинский Альмадовар или, как минимум, Никита Михалков. В чем, простите великодушно, немного сомневаюсь.

P.S. «О зохэн вей! И что я кипятюся, что тот агицин паровоз?! Давай-ка, выпущу пар из ушей и плесну в рот холодного компота. Адью!» Этому я тоже научилась на фестивале у одесских коллег – вот и пригодилось.

Источник: Телекритика

Advertisements

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s